News

“Это, действительно, мощно”. Чем грозит сторонникам Навального статус экстремистов

Елизавета Фохт, Владимир Дергачев, Анна Пушкарская, Наталия Зотова, Андрей ЗахаровБи-би-си

"Это, действительно, мощно". Чем грозит сторонникам Навального статус экстремистов

Автор фото, DIMITAR DILKOFF/AFP via Getty Images

Фонду борьбы с коррупцией (ФБК, признан в России "иноагентом") и другим организациям Алексея Навального грозит статус экстремистов. С таким иском в Мосгорсуд обратилась московская прокуратура, усмотрев в работе ФБК подготовку к "цветной революции". В ФБК ожидают "мрачные времена" и "сотни новых уголовных дел": под запрет попадает символика и пожертвования для организаций с таким статусом, риски возможны даже для волонтеров.

Сторонникам Навального грозит судьба нацболов. Их в "нулевые" также признали экстремистами, после чего соратникам Эдуарда Лимонова пришлось провести "ребрендинг", что ограничило приток новых членов.

Наряду с ФБК, статус экстремистской организации надзорное ведомство требует присвоить Фонду защиты прав граждан (ФЗПГ, тоже признан "иноагентом") и "Штабам Навального" в связи с "фактическим осуществлением ими экстремистской деятельности".

Московские прокуроры проверяли эти структуры по поручению Генпрокуратуры, передает ведомство. Проверка выявила, что "под прикрытием либеральных лозунгов эти организации занимаются формированием условий для дестабилизации социальной и общественно-политической ситуации".

"Фактическими целями их деятельности является создание условий для изменения основ конституционного строя, в том числе с использованием сценария "цветной революции", – заявили в прокуратуре. – При этом этими структурами осуществляется деятельность иностранных и международных организаций на территории Российской Федерации, в отношении которых принято решение о признании их деятельности нежелательной".

В ФБК ждут "мрачные времена"

"Это, действительно, мощно, что уж там", – так в совместном заявлении решение Генпрокуратуры прокомментировали директор ФБК Иван Жданов и руководитель штабов Навального Леонид Волков.

У Волкова и Жданова нет "больших сомнений в том", какое решение примет Мосгорсуд. "Довольно скоро ФБК и штабы Навального окажутся "экстремистскими организациями", – констатировали они.

Иск прокуратуры соратники Навального связали с подготовкой митинга в поддержку оппозиционера и сентябрьскими выборами в Госдуму, в которых планировала участвовать, например, юрист ФБК Любовь Соболь.

Волков и Жданов подчеркнули, что не собираются отказываться от этих планов.

"Наступает самое мрачное время для свободомыслящих людей, для гражданского общества в России. Фактически Кремль только что что потребовал признать экстремистами всех, кто с ним не согласен", – добавили они.

Волков на просьбу Би-би-си о комментарии сказал, что пока соратники Навального ограничатся опубликованным заявлением.

Чем грозит новый статус сотрудникам структур Навального?

Ярлык "экстремистской" несет для организации и ее членов несколько важных последствий. Список таких юридических и физических лиц ведет министерство юстиции.

Организаторам работы "экстремистского объединения" может грозить до 10 лет лишения свободы по статье 282.2 УК ("Организация деятельности экстремистской организации").

По этой же статье уголовная ответственность грозит тем, кто участвует в работе таких организаций – от двух до шести лет лишения свободы. Этот риск существует в том числе для рядовых сотрудников ФБК, подтвердил Би-би-си руководитель правозащитной группы "Агора" Павел Чиков (он написал в своем телеграм-канале пост о последствиях для экстремистских организаций).

Практика назначения реальных сроков по этой норме уже сложилась, сказал Чиков. Например, их получали члены "Свидетелей Иеговы" и "Национал-большевистской партии" (НБП) – эти организации признали экстремистскими и запретили их деятельность в 2007-м и 2017 годах.

"За последние три года 252 участника "Свидетелей Иеговы" побывали под стражей, в их жилищах прошло 1416 обысков. 463 из них предъявлены обвинения, 79 осуждены, в том числе 11 находятся в колониях", – написал Чиков в своем канале.

Полгода как экстремисты: что происходит со "Свидетелями Иеговы" в России

Угрозу сотрудникам признают и в самом ФБК. Волков и Жданов опасаются, что ярлык экстремистов "откроет дорогу к сотням уголовных дел", а "под ударом окажется каждый наш сотрудник".

"Просто сам факт работы в ФБК или в одном из региональных штабов (официальной работы, "вбелую", с уплатой всех налогов!) будет поводом для того, чтобы дать от двух до шести лет. Это в лучшем случае", – считают руководители фонда.

Риск в ФБК видят даже "для волонтеров, для сочувствующих, для тех, кто раздает листовки или вообще как-то участвует в наших активностях". Правда, такие последствия там пока считают маловероятными.

Но в постановлении пленума Верховного суда 2011 года "о судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности" говорится, что "под участием в деятельности экстремистской организации (часть 2 статьи 282.2 УК РФ) понимается совершение лицом умышленных действий, относящихся к продолжению или возобновлению деятельности данной организации".

Такими действиями Верховный суд считает в том числе проведение бесед в целях пропаганды деятельности запрещенной организации, непосредственное участие в проводимых мероприятиях и т. п. Вербовка или вовлечение других людей в деятельность экстремистской организации караются лишением свободы на срок до восьми лет.

Под склонением или вовлечением Верховный суд с 2016 года признает уговоры, подкуп, угрозы, убеждения, просьбы и предложения. При этом такое преступление считается оконченным с момента совершения "независимо от того, приняло ли вовлекаемое лицо участие в деятельности соответствующего экстремистского объединения".

Признание экстремистами при апелляции может занять полтора месяца

В данный момент не очень понятно, хочет ли прокуратура признать экстремистским конкретный штаб, или несколько штабов, или все штабы Навального, и какие у прокуратуры есть на это основания, сказал Би-би-си директор информационно-аналитического центра "Сова" (признан в России "иноагентом") Александр Верховский. Чтобы организацию запретить за экстремистскую деятельность, надо установить факты такой деятельности.

Дальше все будет зависеть от того, насколько быстро будет идти суд, продолжает эксперт. В первой инстанции запрет может быть вынесен оперативно, за два-три заседания, апелляция пройдет в одно заседание, процессуально до нее потребуется около месяца, прогнозирует он. В целом на это уйдет не меньше чем полтора месяца.

Минюст после апелляции может включить организации в реестр практически мгновенно, как только получит бумагу из суда. С этого момента они действительно станут запрещенными, а продолжение их деятельности – уголовно наказуемым для участников, говорит Верховский.

При этом, по его словам, сложно сказать, в каком масштабе будут применяться карательные меры: активистов у Навального очень много, это будет решаться "по обстоятельствам, в разных регионах по-разному".

Доказывать, что и сам Навальный, сидя в колонии, участвует в деятельности запрещенной организации, будет сложнее, отмечает Верховский: "Это довольно экзотическая ситуация, но были случаи, когда люди вели или предположительно вели агитацию за свою запрещенную организацию, уже находясь в заключении, и их в таких случаях можно было привлечь".

А что будет с жертвователями и сторонниками?

Другая проблема касается донатов, которые получает команда Навального. Фактически пожертвования можно посчитать "финансированием экстремистской деятельности" по статье УК 282.3 – это грозит наказанием вплоть до лишения свободы на срок от трех до восьми лет.

Директор "Совы" Верховский подтверждает, что уголовная ответственность может грозить жертвователям. Привлечь по этому составу преступления очень легко – силовикам не нужно доказывать ничего, кроме факта перевода денег.

О рисках для жертвователей ФБК говорит и Чиков.

Попадание в "экстремистский" перечень повлечет за собой запрет символики ФБК и штабов Навального, которую фактически приравняют к свастике. За ее демонстрацию можно будет получить административный арест на срок до 15 суток по статье 20.3 КоАП.

Признанные виновными в демонстрации символики экстремистской организации не смогут избираться в органы власти в течение года.

СМИ под угрозой штрафов при упоминании ФБК и штабов Навального должны будут указывать на то, что их работа запрещена в России – вдобавок к уже обязательной маркировке о том, что ФБК выполняет функции "иностранного агента".

Организациям-"экстремистам" по закону "О противодействии экстремистской деятельности" запрещено проводить собрания, митинги и участвовать в выборах.

Попадание в список минюста фактически останавливает любые банковские операции.

Би-би-си подробно писала о том, как без банковских счетов живут осужденные и подозреваемые по экстремистским статьям. Но, как уточнил Чиков, автоматически под эту норму сотрудники ФБК не попадут – для этого физическим лицом нужно напрямую значиться в перечне экстремистов.

Без права на банковский счет: как живут осужденные за экстремизм

По опыту нацболов

В том случае, если ФБК признают экстремистской организацией, фонд Навального повторит судьбу Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова. В нулевые она была одним из локомотивов оппозиционного движения, и в 2007 году, после череды уголовных дел против активистов партии, ее признали экстремистской.

"Конечно, признание партии экстремистской сказалось [на ее деятельности], последовало несколько уголовных дел против наших активистов", – рассказал Би-би-си Александр Аверин, один из соратников Лимонова и в прошлом пресс-секретарь НБП. Однако он напомнил, что затем сторонники запрещенной партии перешли в новое движение – "Другая Россия".

"Так что мы смогли это дело пережить и продолжить свою политическую активность. Но, безусловно, есть дополнительная нагрузка на активистов – возможные уголовные дела, нужно тщательно соблюдать законы, нужно делать новую организацию с другим уставом, названием и программой. Та [старая] организация уже запрещена, нельзя говорить, что ты к ней причастен, иначе можно "уехать" на довольно солидные сроки", – вспоминает он.

С оттоком активистов движение, по его словам, не столкнулось, но возникла другая проблема: НБП была брендом, куда шли молодые люди, а "Другая Россия" – новой и неизвестной организацией, что ограничило приток новых членов.

"Никаких компромиссов": что думают политологи

Власть показывает, что никаких компромиссов уже быть не может, никакая активность, связанная с Навальным, не будет в легальном политическом поле, говорит Би-би-си глава аналитической компании R.Politik Татьяна Становая.

"Точечная политика закончилась, начиная с момента выхода фильма Навального про отравителей [из ФСБ]. Этот фильм стал поворотной точкой: Навальный в глазах российской власти перешел линию, – рассуждает она. – И с тех пор идет раскручивание репрессий против ФБК, и они всеохватывающие".

Становая считает радикальное решение следствием того, что власть оказалась в ловушке из-за ситуации с Навальным.

"Полностью с ним разделаться невозможно: закрыть в тюрьму и забыть. Эта тема и звучит каждый день, и сам Навальный все время дает поводы, чтобы у власти голова болела. Это вызывает у власти такую overreaction (чрезмерную реакцию – Би-би-си), потому что она пытается подавить то, что подавить она не может", – замечает эксперт.

Ставка делается на ликвидацию всей инфраструктуры Навального, а экстремистское законодательство для этого вполне подходит, развивает ее мысль политолог Алексей Макаркин.

"У нас это [экстремизм] понятие широкое, более того, интерпретации экстремизма все время расширяются. И с другой стороны, обычного россиянина очень сильно пугает само слово "экстремизм". Сразу представляют террориста, мятежника, бунтаря", – указывает он.

Впрочем, несмотря на официальный запрет на работу штабов ФБК, довольно большое количество людей останется в движении сторонников политика, прогнозирует политолог. Он проводит параллель с закрытием большевистской газеты "Правда" и появлением на ее месте новых изданий.

Сами действия прокуратуры Макарин увязывает с подготовкой к сентябрьским выборам – ближе к ним ожидается политизация общества.

"[Власти] приходится говорить не только про врагов России, но и про внутреннюю тематику. И здесь есть целый комплекс вопросов: с этим может быть связана активизация уличного протеста, – считает Макаркин. – Мы это видели перед выборами в Мосгордуму 2019 года. А есть еще и "Умное голосование".

"Стараются, чтобы к выборам инфраструктура протеста была ликвидирована – или, по крайней мере, оказалась на полулегальном положении", – объясняет политолог.

Источник

Leave a Comment