News

“Культура отмены”. Как слова стали оружием в споре о ценностях, “праведном гневе” и цензуре

Энтони ЗуркерБи-би-си, Вашингтон

"Культура отмены". Как слова стали оружием в споре о ценностях, "праведном гневе" и цензуре

Президент США изгнан из социальных сетей. Известный на всю страну научный корреспондент с позором уходит в отставку, повторив вслед за кем-то расистское словечко. Имена известных американцев пропадают с фасадов школ в целом округе. Члена конгресса наказывают за распространение теорий заговора.

Все эти события приводят в пример как проявления так называемой "культуры отмены" или "культуры исключения" (cancel culture). Идея культуры исключения предполагает, что ревностные активисты, в основном левого толка, пытаются подавить нежелательное свободное выражение мнений, постоянно подвергая остракизму людей, которые, по их мнению, "переступили черту" и зашли в своих высказываниях слишком далеко.

Недавно команда юристов Дональда Трампа описала процесс его импичмента как "конституционную культуру исключения". Компания Disney тем временем разорвала отношения с актрисой Джиной Карано, которая играет популярного персонажа в сериале "Мандалорец", снятом по мотивам "Звездных войн". Считается, что причиной разрыва стали ее нелицеприятные посты в социальных сетях о ношении масок и выборах в США.

Национальные СМИ по обе стороны дискуссии о культуре исключения, похоже, не испытывают недостатка в новых источниках праведного гнева.

Последствия "отмены" включают потерю друзей и социальных связей, увольнение с работы, упущенные деловые возможности и лишение платформ для распространения своих взглядов, порой действительно провокационных.

Кадзуо Исигуро: "культура отмены" и троллинг толкают писателей к самоцензуреКрупнейшие соцсети заблокировали Дональда Трампа. Нарушили ли они свободу слова?Трамп без "Твиттера": цензура или защита демократии?

Иногда в центре внимания оказывается общественный деятель; иногда – частное лицо, чьи действия были зафиксированы и попали на просторы социальных сетей. В обоих случаях реакция может быть беспощадной – культура исключения зачастую не различает частное и общественное.

"Этот термин весьма хаотично применяется к инцидентам как в интернете, так и за его пределами, начиная от действий неких "мстителей" до бурных дебатов и кампаний запугивания и преследования, – пишет Лигая Мишан(требуется подписка) в New York Times. – Те, кто принимает как минимум идею (а то и ее практическое воплощение) "отмены", хотят большего, чем просто извинения и признание ошибок. Хотя не всегда очевидно, идет ли речь об исправлении конкретной ошибки или более серьезного дисбаланса власти".

Давайте приглядимся повнимательнее.

Изгнание Трампа из Твиттера

Изучать пейзаж разумнее начать с самого верха – с отлучения от социальных сетей одного из самых могущественных людей в мире.

9 января социальная сеть "Твиттер" навсегда заблокировала аккаунт Дональда Трампа – всего через три дня после выступления президента с речью перед сторонниками, которые вскоре за этим штурмовали Капитолий.

Назвав этот шаг "правильным решением", исполнительный директор Twitter Джек Дорси также признал, что он может иметь неприятные последствия для права граждан свободно выражать свои мысли.

"Культура отмены". Как слова стали оружием в споре о ценностях, "праведном гневе" и цензуре

"Подобные меры приводят к фрагментации дискуссии в обществе, – написал он в серии твитов. – Они разделяют нас. Они ограничивают возможности объяснять, извиняться, учить. И создают, как мне кажется, опасный прецедент: власть отдельного человека или корпорации над частью глобального диалога в обществе".

Яростная реакция сторонников Трампа последовала незамедлительно. Советник Трампа Джейсон Миллер сказал, что технологические гиганты попытались "отменить" 74 миллиона американцев, проголосовавших за Трампа в 2020 году.

Если президент Соединенных Штатов может быть изгнан из "Твиттера", утверждали его сторонники, то каковы же шансы простых людей?

Что хотел сказать автор New York Times?

Хотя некоторые консерваторы характеризуют движение "отмены" как попытку либеральных СМИ нанести ущерб известным республиканцам, в частности, Трампу, под огонь попадают не только политические деятели – и не только консерваторы.

Репортер New York Times Дональд Макнил проработал в газете 44 года. В 2020 году он получил известность в роли эксперта по глобальному распространению Covid-19. В середине февраля журналист объявил, что увольняется из-за своих "чрезвычайно плохих высказываний".

По его словам, во время поездки в Перу в 2019 году в разговоре с учениками-подростками он повторил расхожий расистский термин, обсуждая, следует ли исключить 12-летнего ребенка из школы за использование этого самого слова. "Поначалу я думал, что контекст, в котором я использовал это уродливое слово, можно считать оправданием, – писал он. – Теперь я понимаю, что это невозможно. Это глубоко оскорбительно и болезненно".

Исполнительный редактор New York Times Дин Баке сначала собирался ограничиться внутренним расследованием инцидента.

Однако родители других студентов-участников той поездки утверждали, что Макнил делал и другие похожие расистские заявления. Сотрудники издания написали письмо с призывом уволить Макнила. В итоге редактор приветствовал отставку и заявил, что газета не потерпит расистских высказываний "независимо от намерений".

"Культура отмены". Как слова стали оружием в споре о ценностях, "праведном гневе" и цензуре

После этого писатель Гленн Гринвальд обрушился на то, что он назвал парадигмой "намерение не имеет значения" для запрещенных слов.

"Основное правило либеральных медиа-кругов и либеральной политики заключается в том, что они вправе обвинять любого, кто отклоняется от либеральной ортодоксии, в каком угодно виде фанатизма – во всем, что придет им в голову, – написал он. – Просто назовите их расистами, женоненавистниками, гомофобами, трансфобами и так далее без малейшей необходимости в доказательствах – и это будет считаться полностью приемлемым".

Как часто бывает с подобными скандалами, эта история глубже, чем первые сообщения о ней позволяют предположить. Эта история – отнюдь не черно-белая, в ней фигурируют настоящие люди, со всем их сложным сочетанием реальных недостатков и достоинств. Но в какой-то момент подробности, собственно, произошедшего уходят на второй план и затмеваются жаркими дебатами, которые эта история и спровоцировала.

Для Гринвальда, например, конфликт в New York Times – это просто новое свидетельство существования двух наборов стандартов: для людей, выступающих со спорными заявлениями, и для тех, кто выдвигает против них обвинения.

Марджори Тейлор Грин на скользкой дорожке

Члена Конгресса Марджори Тейлор Грин обвинили в распространении теорий заговора – о демократах, о религиозных меньшинствах, о стрельбе в школах и о лесных пожарах.

Незадолго до того, как демократы и 11 республиканцев в Палате представителей проголосовали за отстранение Грин от участия в деятельности одной из комиссий конгресса, конгрессмен Джим Джордан появился в эфире с предостережением.

5G, вакцины и "цифровое порабощение": коронавирус новый, а теории заговора старые

"Никто не оправдывает сделанных ею заявлений, – сказал Джордан, имея в виду высказывания Грин о насилии против лидеров демократов и предположения, что перестрелки в школах были организованы сторонниками запрета на ношение оружия. – Проблема не в этом. Проблема в том, что как только это начнется, неизвестно, когда это закончится. Кто будет следующим?"

Джордан делал похожие заявления и во время голосования по импичменту Трампа в январе – что попытка левых наказать консервативных политиков за их высказывания неизбежно приведет к созданию нездоровой среды не только для политиков, но и для простых граждан.

"Культура отмены преследует не только консерваторов и республиканцев, – сказал он. – Она не остановится на достигнутом. Это случится со всеми нами. Вот что пугает".

"Культура отмены". Как слова стали оружием в споре о ценностях, "праведном гневе" и цензуре

Стив Беннен из телеканала MSNBC предлагает встречный аргумент.

"Разве политик может говорить все что угодно, без всяких последствий? – спрашивает он. – И если ответ состоит в том, что определенные ограничения существуют, тогда вопрос становится еще более прямым: почему Джордан и его крайне правая компания считают, что радикализм Грин не зашел слишком далеко?"

В центре дебатов по поводу "культуры отмены" – вопрос о действиях и их последствиях. Но когда заслуживают наказания слова (а не действия)? Какую форму принимает это наказание и на какой срок оно рассчитано?

Средней школы имени Авраама Линкольна больше нет

Призывы к ответственности не ограничиваются сказанными недавно словами или даже людьми, жившими в прошлом веке. В январе Совет по образованию Сан-Франциско проголосовал шестью голосами против одного за переименование 44 государственных школ как способ "ликвидировать расизм и культуру превосходства белых", по словам президента совета Габриэлы Лопес.

Здания, названные в честь исторических фигур – Авраама Линкольна, Джорджа Вашингтона и Пола Ревира, а также наших современников, например, сенатора от Калифорнии Дайан Файнштейн, – будут переименованы.

Черчилль, Колумб, Александр Баранов: какие памятники вызывали протесты у активистов Black Lives Matter?

В интервью Исааку Чотинеру из журнала New Yorker Лопес защищала решение о переименовании, апеллируя к общественным ценностям. Линкольн, например, по ее словам, проводил политику жестокого обращения с американскими индейцами. Но у Совета по образованию нашлись и иные мотивы.

"Линкольн никуда не денется, но наш округ воспользовался этой возможностью, чтобы отметить роль другой другой личности, которая обычно не имеет такого же общественного признания, но внесла свой вклад в дело прогресса небелого населения и всего нашего сообщества в Сан-Франциско", – сказала она.

"Культура отмены". Как слова стали оружием в споре о ценностях, "праведном гневе" и цензуре

Благородные намерения не смогли остановить бурю споров. Мэр Сан-Франциско, демократ Лондон Брид назвал голосование несвоевременным, учитывая проблемы, с которыми школы сталкиваются во время пандемии коронавируса.

Писатель Гэри Камия, публикующийся в журнале The Atlantic, назвал решение правления еще одним примером "прогрессивной культурной цензуры".

"Мысль о том, что оценка исторических фигур по стандартам настоящего времени одновременно несостоятельна и сомнительна с этической точки зрения, очевидно, не пришла в голову комитету, – написал он. – Комитет также не сообразил, что выдающиеся достижения Линкольна, Вашингтона или Джефферсона, возможно, просто перевешивают их недостатки".

Противники "культуры отмены" предупреждают, что она будет разрастаться бесконтрольно. Живых и мертвых будут судить по стандартам сегодняшнего дня – стандартам, которые могут меняться в зависимости от текущей политической ситуации.

Свобода слова и ответственность

Открытое письмо 153 общественных деятелей, опубликованное в журнале Harper's Weekly в июле прошлого года, в разгар протестов Black Lives Matter, открыто предупреждало о "нелиберальных силах", чья "цензура" угрожает свободному и открытому обсуждению различных идей.

"Ограничение дискуссии, будь то репрессивным правительством или нетерпимым обществом, неизменно вредит тем, у кого нет власти, и лишает возможности принимать участие в демократических процедурах, – говорится в письме. – Лучший способ победить плохие идеи – разоблачение, аргументы и убеждения, а не попытки замолчать их или сделать вид, что их не существует".

Письмо подписали, в том числе, Дж. К. Роулинг, Малкольм Гладуэлл и Ноам Хомский.

Шельмование в сетях. Роулинг и Каспаров присоединились к обращению в поддержку свободы слова

Консерваторы ухватились за термин "культура отмены" как за политическую дубину против либералов, которая идет в дело при столкновении с любыми политическими противниками.

"Левые стремятся "отменить" всех, чью деятельность не одобряют. Я буду бороться с культурой отмены всеми силами", – сказал сенатор-республиканец от Миссури Джош Хоули. Он ссылается на "культуру отмены" как на причину, по которой издательство Simon & Schuster разорвало сделку по изданию его книги – вскоре после того, как Хоули поддержал иски против победы Байдена на выборах.

На левом фланге, в свою очередь, отвечают, что существует разница между "отменой" и привлечением к ответственности за свои действия и что хотя свобода слова защищена от государственного вмешательства, злоупотребление ею угрожает здоровью общества.

Возможна ли абсолютная свобода слова?

Паркер Моллой из либеральной наблюдательной группы Media Matters for America утверждает, что многие консервативные аргументы против "культуры отмены" мгновенно забываются, стоит сторонам поменяться местами – и тогда именно слова или действия либералов вызывают возражения. Она отмечает, что тот же Хоули, например, активно поддерживал идею, чтобы компании, выпускающие кредитные карты, перестали иметь дело с порнографическим сайтом Pornhub.

"Нормально полагать, что социальные или профессиональные последствия сказанного или сделанного либо слишком суровы, либо слишком мягки, – пишет она, – и нормально беспокоиться о том, какую огромную власть имеют сегодня в мире технологические компании, вроде Facebook или Twitter. Но использование механизмов "культуры отмены" для того, чтобы привлечь внимание к этим проблемам, всегда выглядит как трусость и лень".

Источник

Leave a Comment