News

«Ситуация может выйти из-под контроля»

«Ситуация может выйти из-под контроля»

Растущая напряженность между Москвой и Вашингтоном в последние недели заставила многих вспомнить времена холодной войны и испугаться повторения Карибского кризиса 1962 года. И вот американский лидер Джо Байден позвонил российскому президенту Владимиру Путину и предложил провести личную встречу. Казалось бы, кризис миновал, и стороны сделали шаг в сторону если не мира, то хотя бы перемирия. Однако новые санкции США, высылка российских дипломатов из Вашингтона и очередная порция обвинений вновь смешали все карты. «Лента.ру» разобралась, состоится ли в таких условиях саммит президентов, удастся ли США и России спасти отношения и какую роль во всей этой истории играет украинский фактор.

Семь пятниц на неделе

Взаимодействие России с новой администрацией США началось, в общем-то, с положительной ноты. Сторонам удалось оперативно договориться о продлении ключевого соглашения о контроле за вооружениями — Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), а глава МИД России Сергей Лавров даже обсудил со своим американским коллегой Энтони Блинкеном возможное сотрудничество стран в области вакцин против коронавируса.

Все пошло под откос после нашумевшего интервью Байдена телеканалу ABC News, в котором он пригрозил России «расплатой» и резко высказался в адрес Путина. Реакция Москвы на подобные заявления не заставила себя ждать и даже оказалась в чем-то беспрецедентной: посла России в США Анатолия Антонова срочно вызвали в Россию для консультаций. Последующие недели Москва и Вашингтон продолжили обмениваться взаимными обвинениями, и все чаще стали звучать опасения, что страны столкнулись с одним из глубочайших кризисов в отношениях за всю историю.

Телефонный разговор Байдена и Путина 13 апреля подарил надежду на выход из пике. Американский лидер сам позвонил российскому коллеге, чтобы обсудить двусторонние отношения и международную повестку, и даже предложил провести личную встречу в третьей стране. На новости о возможном саммите российского и американского лидера положительно отреагировали рынки, а Австрия, Финляндия, Чехия и Швейцария даже вызвались принять его на своей территории.

«Ситуация может выйти из-под контроля»

Но вот, новый поворот — спустя всего два дня после беседы Байден вводит новые и масштабные антироссийские санкции. В санкционные списки попали более 30 российских физлиц и организаций, которых обвинили во «вмешательстве в выборы». США также вышлют 10 дипломатов, которых Вашингтон подозревает в сотрудничестве с разведслужбами России. Под рестрикциями оказались и участники строительства Керченского моста, крымские чиновники и даже следственный изолятор в Симферополе.

Более того, новые санкции запрещают американским компаниям напрямую приобретать российские долговые обязательства, выпущенные Центробанком, Фондом национального благосостояния и Минфином. Белый дом также обвинил Службу внешней разведки России в причастности к широкомасштабной кампании кибершпионажа с использованием программного обеспечения фирмы SolarWinds.

Сам Байден рассказал, что мог бы пойти на еще более жесткие меры в отношении России, но не стал. «Соединенные Штаты не хотят запускать цикл эскалации и конфронтации с Россией. Мы хотим стабильных, предсказуемых отношений», — подчеркнул американский лидер. Но тут же добавил: если того потребуют обстоятельства, то в Вашингтоне готовы к введению новых санкций против Москвы.

Эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) и журналист Алексей Наумов обращает внимание на «иранизацию» санкций против России: если раньше в черный список могли попасть только предприятия, работающие в технологическом или оборонном секторе, то теперь, как и в случае с Ираном, это может произойти с абсолютно любыми российскими компаниями. По мнению Наумова, это может привести к тому, что иностранный бизнес будет «чураться» российских компаний из-за страха попасть под санкции США. «Это игра вдолгую, “токсинизация” российской экономики», — подмечает он.

Москва пока еще не решила, как именно отреагировать на санкции Вашингтона, но в МИД предупредили: ответ не заставит себя ждать и будет жестким. В администрации Байдена парировали готовностью «ответить на ответ» Москвы новыми санкциями, но тут же оговорились: в интересах обеих стран все же сойти с пути эскалации

При этом новые санкции ставят под вопрос возможность встречи между российским и американским лидерами. Еще на стадии предположений СМИ о возможных санкциях в Кремле предупреждали: подобный шаг явно не поспособствует проведению встречи двух президентов. В Белом доме, напротив, считают, что провести саммит в ближайшие месяцы теперь «жизненно важно», а предложение Байдена называют действительным.

Ну, а саммиты — а саммиты потом

Очередность действий Байдена может озадачить: зачем говорить о готовности наладить отношения с Россией и предлагать Путину встретиться, а потом вводить санкции, которые неизбежно Москву разозлят? Впрочем, все гораздо логичнее, чем может показаться на первый взгляд. Программный директор РСМД Иван Тимофеев считает, что такой шаг призван продемонстрировать американской аудитории, что предложение о встрече не уступка, и что Байден выходит на саммит с Путиным с позиции силы.

«Ситуация может выйти из-под контроля»

Бывший дипломат и профессор Католического университета Америки Майкл Киммейдж тоже не видит никаких противоречий. Новые санкции полностью укладываются в риторику Байдена и никак не исключают готовность к взаимодействию по ограниченному спектру тем. Киммейдж рассказал «Ленте.ру», что США фактически пытаются «усидеть на двух стульях» одновременно: активно противостоят России по важным для себя вопросам, но оставляют пространство для дипломатии и взаимодействии в тех сферах, где Вашингтону это на руку.

Санкции показывают, что в первую очередь на повестке стоит противостояние с Россией и убежденность администрации Байдена в том, что нужно что-то делать с Россией, как-то «наказать» ее и противостоять действиям российского правительства. А диалог и взаимодействие с Москвой уже вторичны: получится — замечательно, нет — так нет

Майкл Киммейджпрофессор Католического университета Америки и бывший дипломат

Итальянский политолог, председатель аналитического центра Vision & Global Trends Тиберио Грациани считает, что последние санкции США свидетельствуют о неутихающей гибридной войне с Россией, а предложение встречи было лишь «неуклюжей попыткой» перехватить инициативу в отношениях с Россией. «Высылкой российских дипломатов Байден недвусмысленно говорит союзникам Вашингтона: остерегайтесь кремлевской дипломатии и дипломатических каналов и следуйте нашему примеру», — заявил он «Ленте.ру».

По мнению эксперта, в ближайшие недели Байден попытается использовать антироссийскую повестку для укрепления отношений с европейскими партнерами и усиления роли НАТО. «Не думаю, что в ближайшее время состоится саммит [американского и российского лидеров]. И уж тем более не считаю, что США изменят свой подход к России», — отметил Грациани.

Если все же встрече быть

Встреча двух лидеров, даже если она состоится, будет непростой. Для ее успеха президентам надо будет постараться выслушать друг друга и достичь прогресса по тем вопросам, где интересы их стран совпадают, отмечает Том Сауэр, профессор международной политики в бельгийском Университете Антверпена.

«Ситуация может выйти из-под контроля»

К счастью, такие сферы есть и их немало: контроль над вооружениями, нераспространение ядерного оружия, ядерная сделка с Ираном, ситуация в Афганистане, борьба с терроризмом и изменение климата. Так, Байден даже пригласил Путина на климатический саммит, который пройдет в онлайн-формате в конце апреля. «Если они смогут добиться прогресса по одному или нескольким из этих вопросов, то может появиться пространство для переговоров по другим насущным проблемам», — рассказал Сауэр «Ленте.ру».

При этом контроль над вооружениями, пожалуй, самый многообещающий трек для возможных переговоров. В нем заинтересована новая администрация США, о чем красноречиво свидетельствует тот факт, что продление СНВ-3 стало одним из первых шагов Байдена на посту президента. Этого желает и Москва, о чем она неоднократно сообщала на самых разных уровнях.

Не исключено, что потенциальная встреча двух лидеров может заложить фундамент для нового соглашения в области контроля над вооружениями, считает Сауэр

Однако прорывов от возможного саммита президентов России и США ждать не приходится: накопившиеся противоречия и недоверие слишком велики. «Кажется весьма маловероятным, что у Владимира Путина и Джо Байдена получится преодолеть это недоверие всего за одну встречу», — считает Киммейдж.

Украинский фактор

Санкции, к которым в Москве, в общем-то, за последние годы уже привыкли, далеко не единственное препятствие на пути к саммиту. К срыву встречи может привести дальнейшее обострение конфликта в Донбассе.

Ситуация на юго-востоке Украины накалилась в конце марта. Киев, самопровозглашенные Донецкая и Луганская народные республики заявили об учащении обстрелов, разведывательных действий и перемещений военной техники в районе линии соприкосновения.

Позже Украина обвинила Россию в наращивании военного присутствия в регионе: в Минобороны считают, что Москва сосредоточила на границе регулярные армейские части и активизировала тренировки ополчения. В ответ на это в Кремле заявили, что российская армия перемещается по своей территории «в тех направлениях, в которых считает нужным», а также призвали Киев «отойти от воинствующей тематики» и прекратить провокации.

Хотя конфликт в Донбассе невыгоден как Украине, так и России, полностью его исключить нельзя, отмечает Сауэр. «Если все действительно пойдет под откос, то есть вероятность, что этим летом никакого двустороннего саммита [между Путиным и Байденом] не будет», — подчеркнул эксперт.

При этом не исключено, что при таком сценарии США не останутся в стороне от конфликта. Еще в середине марта глава Американского университета в Москве и глава организации «Русский дом» в Вашингтоне Эдуард Лозанский заявил в беседе с «Лентой.ру», что «нарастание напряженности на украинском направлении может привести к тому, чего все мы так опасаемся — прямому военному столкновению России, США и НАТО с непредсказуемыми последствиями».

В самой Москве озвучивают не менее тревожный сценарий. Так, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев предупредил: Украина может начать военные действия против Крыма, устроив с помощью США провокации с гибелью своих солдат и потерей техники.

«Ситуация может выйти из-под контроля»

Опасения подпитывало решение США направить два эсминца в Черное море. Корабли должны были войти в черноморскую акваторию 15 апреля, однако накануне стало известно, что эсминцы сменили курс. В Пентагоне решение объяснили нежеланием ухудшать ситуацию в отношениях между Россией и Украиной и стремлением «избежать эскалации ситуации без особой необходимости». Байден также рассказал, что настроен ответственно к выстраиванию отношений с Россией и стремится к деэскалации.

Тем не менее, по мнению Киммейджа, ядерным державам США и России нужно создать механизм, который позволил бы как-то контролировать растущее между ними напряжение.

Потому что очевидно, что в определенный момент эскалация может выйти из-под контроля. Это может произойти на Украине, это может произойти в Белоруссии, с меньшей вероятностью это может случиться в Сирии или где-то на Ближнем Востоке

Майкл Киммейдж***

Сравнить текущую ситуацию с обстановкой в 1962-м, когда разразился Карибский кризис, было бы не совсем корректным: все же мир слишком сильно изменился со времен холодной войны. Однако это не делает последние события менее тревожными.

Взаимная высылка дипломатов, сворачивание переговоров и окончательный переход от «партнеров» к «противникам» лишь усугубят и без того напряженную ситуацию: чем меньше Москва и Вашингтон говорят друг с другом, тем выше риск недопонимания. В такой обстановке один неверный жест, незначительный военный инцидент и даже элементарный человеческий фактор могут обернуться катастрофой, которая уж точно не в интересах обеих стран. Единственный способ ее предотвратить — позабыть о противоречиях и сесть за стол переговоров, но с каждым новым витком эскалации пространства для подобного жеста доброй воли остается все меньше и меньше.

Источник

Leave a Comment